Статистика приблизительная потому, что о послеродовой депрессии у нас до сих пор говорить не принято. Мол, блажь это все, безделье и инфантильное нытье. Но на самом деле все очень серьезно.

Жертвой постнатального расстройства стала и принцесса Диана. В 1982 году она родила первенца — принца Уильяма. Это сейчас Кейт Миддлтон смело призналась, что у нее тоже была депрессия после родов. А тогда принцессы страдали, но улыбались, стиснув зубы. Диана тоже была вынуждена сама бороться с тревогой, слезами и чувством полного бессилия.

Только много лет спустя, в 1995 году, она рассказала о своих проблемах в большом интервью для BBC.

По ее признанию, беременность была трудной, она чувствовала себя постоянно подавленной и раздраженной и к тому же накручивала себя по малейшему поводу. На нее очень сильно давило внимание прессы и окружающих. Королевская семья никак не помогала ей, а только требовала безукоризненного исполнения обязанностей. Леди Ди рассказала, что почувствовала очень сильное облегчение, узнав, что у нее родился мальчик, так как все ожидали именно этого.

А потом ей стало еще хуже.

«Я просыпалась утром с твердой уверенностью, что не хочу вставать с постели, что, если я сделаю это, непременно произойдет что-то ужасное», — вспоминала Диана в автобиографии.

До этого она никогда не страдала от депрессии и, только позже проанализировав все, осознала, что это были очень тяжелые годы в ее жизни и она имела право хотеть отдохнуть.

«Когда вас никто не слушает или вы чувствуете, будто никто не слушает, может произойти все, что угодно», — писала она.

Ей назначили лечение, но потом Леди Ди не раз заявляла, что гораздо больше ей бы помогли свободное время, личное пространство, а также поддержка со стороны мужа и семьи. Но этого не было, и психологические проблемы подорвали ее и без того не самый крепкий брак.

«Увы, мои проблемы лишь дали всем повод для сплетен: смотрите, это психически неуравновешенная Диана, она несет угрозу всей королевской семье!» — с горечью говорила принцесса.

Болезнь то отступала, то возвращалась. Во время рецидивов Леди Ди наносила себе ранения и порезы.

«Когда вас никто не слушает или вы чувствуете, будто никто не слушает, может произойти все, что угодно. Когда у кого-то слишком много боли внутри, он может хотеть причинить боль снаружи, чтобы заглушить ту, первую. Но если люди изначально не заботятся о вас, то и это не поможет: те, кто изначально не хотел проявить сострадание, решили, что я пытаюсь привлечь к себе внимание. Увы, если я постоянно нахожусь в поле зрения СМИ, это вовсе не значит, что я не нуждаюсь в сочувствии и поддержке», — писала Диана.

Единственную поддержку ей оказывали простые люди, которые обожали свою «народную принцессу». Но даже когда депрессия отступила, она ощущала все меньше любви от супруга, что привело к многолетней булимии.

«Я ездила по всей стране, утешая самых разных людей: больных, умирающих, бедных и одиноких. Но по возвращении домой меня саму некому было утешить. А потому я совершала набеги на холодильник. К сожалению, никто не смог прочитать моих сигналов с просьбой о помощи», — воспоминания о времени, которое должно было стать таким счастливым для молодой мамы, были такими горькими.

Частые приемы пищи давали Диане временный комфорт, но потом она смотрела с отвращением на свой живот и бежала в туалет, чтобы поскорее избавиться от съеденного. Это был чудовищный замкнутый круг, вырываться из которого ей приходилось без всякой помощи семьи.

С тех пор как принцесса Диана пережила свой личный ад, прошло больше 30 лет. Но ситуация меняется очень медленно. Молодым мамам по-прежнему стыдно признаваться, что им плохо. Ведь почти наверняка их упрекнут в том, что они с жиру бесятся. Но говорить надо. Как только вы заметили у себя признаки депрессии, нужно обратиться к специалисту. Ведь ни одна женщина не должна оставаться со своей бедой один на один.

Источник: wday.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.